Перейти к содержимому
Aristarh

Голубая дивизия Франко

Recommended Posts

Ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН, профессор Новгородского госуниверситета, историк Борис Ковалев к 70-летию Победы выпустил монографию «Добровольцы на чужой войне» — собрание очерков истории Голубой дивизии, отправленной из Испании на войну гитлеровской Германии против СССР.

 

Формально Голубая дивизия (точнее, Синяя дивизия — División Azul, названная так по цвету синих рубашек — форме испанской Фаланги) была добровольческим соединением. Так что в целом нейтральный статус Испании Франко не подвергался сомнению. Но десятки тысяч испанских солдат воевали на советско-германском фронте, непосредственно подчиняясь командованию вермахта. Для своего 500-страничного труда профессор Ковалев привлек многочисленные испанские и немецкие источники, а также провел несколько десятков интервью со свидетелями оккупации. Большинство записей — из Новгородской области, где долгое время дислоцировалась Голубая дивизия.

 

Ковалев: У любого исследователя есть особый интерес к своему региону. Когда я писал эту книгу, меня поразило, что наши бабушки в Поозерье поют на испанском языке, потом густо краснеют и спрашивают: «Я хоть приличные слова пою?» Я даю послушать это испанцам, испанцы плачут от умиления и говорят, что бабушки очень точно передают шлягер 1936 года Paloma Palomita — про голубку. Воспоминания про испанцев здесь в основном позитивные.

 

Но есть и еще один интерес, кроме краеведческого. Когда речь заходит о войне, у нас есть заезженные штампы — «гитлеровцы», «фашистская Германия», «немцы». На самом деле против нас воевала половина Европы. Здесь были и румыны, и словаки, и венгры, и итальянцы, и финны — не говоря о французах и норвежцах.

 

И вот — Испания.

 

Которая, как известно, официально в войне с СССР участия не принимала. Более того, за подобное поведение Франко Гитлер назвал его «подлым жидом». На самом деле Франко, отлично понимая, что его страна лишь кое-как приходит в себя после ужасов гражданской войны, уже с 1939 года выстраивал политику компромисса между бывшими белыми и бывшими красными. Мемориал в Долине Павших ставился в память жертвам и с той, и с другой стороны. И на этом пути каудильо понял, что, оказывается, есть чистые и честные — но при этом не настрелявшиеся — фалангисты, которые не понимали, что проза строительства мирной жизни требует очень больших усилий. К тому же именно эти ребята были зачастую куда большими фалангистами, чем сам Франко.

 

Поэтому правитель Испании решил отправить их на восточный фронт в качестве добровольцев, убивая двух зайцев: они перестали создавать проблемы ему — ведь в составе Голубой дивизии оказались многие влиятельные политические конкуренты каудильо, вроде командира дивизии Муньоса Грандеса, а Гитлер получил искомое участие Испании в боях. Попутно испанская пропаганда не переставала повторять, что гражданская война в стране была такой долгой и кровавой из-за Советского Союза. Фалангисты искренне верили, что немцы позволят им красивым маршем войти в Москву, что вернутся они в Испанию очень быстро и исключительно триумфаторами. На деле оказалось, однако, не совсем так.

 

«Лента.ру»: Кто еще, кроме упертых фалангистов, входил в состав Голубой дивизии?

 

Через нее прошли без малого 50 тысяч человек. Не 50 тысяч ополченцев, не 50 тысяч мобилизованных вчерашних школьников либо пенсионеров — это были здоровые ребята, более 20 процентов кадрового состава испанских вооруженных сил. Обстрелянные, профессиональные солдаты и офицеры с опытом боевых действий. Волей немецкого командования они попали на северо-запад, а с октября 1941-го им выделили персональный участок фронта: от района Мясного Бора на севере до озера Ильмень на юге. Более сорока километров фронта держал именно этот союзник Третьего рейха.

 

Мясной Бор — то есть, испанцы принимали участие в окружении Второй Ударной армии генерала Власова, перешедшего впоследствии на сторону Гитлера?

 

Частью своего северного фланга — да. И в окружении, и в зачистках. У меня есть полная подшивка военно-полевой газеты Голубой дивизии Hoja de Campaña («Полевой листок»), где, в частности, они высмеивают красноармейцев из Второй Ударной, которых брали в плен несчастными, голодными, раздетыми.

 

В августе 1942 года испанцев перевели под Ленинград — между Пушкином и Павловском, в район Красного Бора. Они были в числе тех, кто держал блокаду, пусть и не в самое страшное время зимы 1941-1942 годов. Именно Голубая дивизия, по мнению испанских историков, не позволила снять блокаду Ленинграда в 1943 году — слишком они уперлись в районе Красного Бора. И хотя все военные историки хором говорят о том, что Красноборская наступательная операция была спланирована советским командованием не очень хорошо, нельзя недооценивать и испанских солдат. Разгильдяев, бесполезных в умственных военных построениях, но при этом прекрасных, безбашенных рукопашников. В этом плане они были куда опаснее немцев — что, к сожалению, для нас и показали в боях под Красным Бором. Быть может, если бы не их упертость, нашим войскам удалось бы отодвинуть фронт на должное расстояние от Ленинграда, и полное снятие блокады состоялось бы на год раньше.

 

В чем, на ваш взгляд, основная разница между испанским и немецким солдатом на Восточном фронте?

 

Как ехидно писал немецкий генерал Гальдер, «если вы увидите немецкого солдата небритого, с расстегнутой гимнастеркой и выпившего, не торопитесь его арестовывать — скорее всего, это испанский герой». Я читал различные инструкции вермахта по поводу особенностей поведения испанцев — например, о том, что они штаны заправляют в носки. И воруют — причем больше у немцев, чем у местного населения, по той простой причине, что у немцев можно больше украсть. Есть рапорта о том, как испанцы сперли у немцев походный сортир, чтобы пустить его на дрова, или обокрали немецких медсестер — все вещи вынесли…

 

Да и у наших граждан, побывавших в зоне испанской оккупации, мнение в целом такое: «Почти не грабили, в основном воровали». Во всем этом видится элемент некоего пусть извращенного, но уважения к жертве, к ее изначальным правам на имущество — мол, не отворачивайтесь, и все будет в порядке. Если же говорить о немцах, финнах, эстонцах, латышах — здесь такого сентимента из серии «это все же ваша вещь» даже не просматривается: приходят и берут.

 

Отмечены случаи, когда испанцы делились наворованным с местными жителями — в том числе и тем, что сперли у немцев. В мемуарах известной коллаборационистки Лидии Осиповой есть такой эпизод: испанский офицер со своим денщиком приходит на прием к бургомистру Павловска, денщик ворует у жены бургомистра французские духи — от чего она, понятно, впадает в полную прострацию, ибо это сверхдефицит. А потом на улице денщик дарит эти духи первой встречной девушке.

 

Но румыны, к примеру, все равно воровали больше?

 

Сложный вопрос. В архиве Воронежа я обнаружил один эпизод, характеризующий стоявших там румынских солдат. Наши партизаны наладились покупать у них оружие — за золото. Все довольны. Потом из партизанского отряда приходит информация, что нужно много оружия — и, соответственно, вопрос румынам: «Есть ли у вас столько?» Ответ: «А есть ли у вас много золота?» Закончилось тем, что наши товарищи, которые помнили НЭП, сказали румынскому партнеру: «А тебе не кажется, дорогой, что мы покупатели постоянные, честные и оптовые — и за это полагается скидка?» Короче, партизаны выторговали у румына хорошую скидку, и тот поставил — судя по партизанским документам — очень неплохую партию оружия.

 

Так вот, ничего подобного по испанским солдатам я сказать не могу. Откровенно небрежное отношение к оружию, кобелирование с нашими девушками — безусловно, да. Но настолько предприимчивого духа у испанцев не было.

 

После Ленинграда Голубая дивизия отправляется…

 

Домой. Почему? После Сталинграда и Курской дуги Франко утрачивает веру в своего немецкого союзника. Плюс нельзя забывать, что, хоть испанцы постоянно рыдали по поводу Гибралтарской скалы, где обосновались англичане, ни Великобритания, ни США дипотношений с Франко не прерывали. Более того, англо-американские союзники долбят каудильо по поводу того, что «какое-то странное у вас состояние нейтралитета». И именно после Курска Франко вдруг вспоминает, что, вообще-то, Испания не воюет с Советским Союзом. Из Мадрида идут заявления: «Мы выполнили свой долг, постреляли, не пора ли вернуться домой?»

 

Вернулись все «добровольцы»?

 

Самые упертые — чуть более 500 человек — создают Голубой легион и остаются на Восточном фронте. Некоторые из них даже отказываются от испанского гражданства, считая, что Франко, нехороший человек, предал идеи национал-социалистической Германии. Они воюют, в частности, под Нарвой в составе вермахта… А последних испанцев доколачивают и берут в плен уже в Берлине весной 1945 года.

 

Как советская послевоенная историография оценивала участие Испании и что, на ваш взгляд, следовало бы в этом отношении поменять?

 

Для советской историографии много тем оставались табуированными. Нехорошо обижать, к примеру, финнов, когда кавалер ордена Ленина господин Урхо Калева Кекконен продолжает прогрессивную линию кавалера ордена Ленина господина Юхо Кусти Паасикиви, правда ведь? Я не говорю уже про Румынию, Венгрию, Словакию, Болгарию — социалистических друзей и братьев: зачем им напоминать, что в той войне они были не на правильной стороне?

 

А вот по Испании работ просто очень мало. Точнее, одна — доктора наук, известного ученого-испаниста Светланы Пожарской. Она получила доступ к материалам Центрального архива Минобороны, опубликовала большую статью про Голубую дивизию и монографию по внешней политике Испании в годы Второй мировой. Покойный Андрей Елпатьевский, ученый-архивист, выпустил исследование по испанцам, сидевшим в наших лагерях до 1954 года, когда пароходом «Семирамис» их не переправили на родину. Все остальное — какие-то обрывочные, часто ошибочные сюжеты. Что связано и со сложностью доступа к испаноязычным да и русскоязычным источникам.

 

Зато есть устные истории, записанные вами. Кто они — живые свидетели?

 

К сожалению, это в основном девочки 6-7 лет — плюс, понятно, еще семьдесят. Они более-менее что-то помнят и одновременно способны это изложить. Больше всего информации я получил от учительницы Александры Охапкиной — пять страниц прекрасного текста. Во-первых, филолог по образованию, во-вторых, ей тогда было 12 лет. А у некоторых — один абзац, какой-то сюжет. Как испанец за кусочек сахара заставлял говорить «грациа», то есть «спасибо», еще что-то из этой серии. Из этих микросюжетов, в общем-то, и сложилась книга, которая получила неплохие отклики — в том числе и в Испании.

 

 

Как в Испании относятся к участию Голубой дивизии в войне с СССР? «Мне стыдно» не говорят?

 

Вот чего нет, того нет. В Испании по большому счету не окончилась гражданская война — в головах. Для части испанского общества Голубая дивизия — это герои, наследники великой славы, знаменитой испанской пехоты, которая в свое время держала в страхе всю Европу. Не забывайте, что Испания не принимала участия в Первой мировой войне и — официально — во Второй. Гражданская война — слишком болезненный эпизод для воинской славы. Потеря Кубы и Филиппин — это военные неудачи. Война в Марокко и прочее — это несерьезно. А тут — красиво, эффектно, хорошо подогнано под патриотическую концепцию.

 

Не следует также забывать, что Народная партия, которая сейчас находится у власти в Испании — правопреемница испанской фаланги. Той самой, что с треском проиграла первые демократические выборы, проведя лишь нескольких своих представителей в кортесы, но с тех пор стабильно набирает под флагами Народной партии около половины голосов. То есть свой избиратель у этой идеологии есть, и их много.

 

На конференции в Мадриде, где я выступал с двумя докладами в 2011 году, наблюдался широчайший срез публики: и ученые, и реконструкторы, и ветераны в голубых гимнастерочках, и фашики обыкновенные. Но в академических кругах Испании отношение четкое: «Нас интересует все, что пишут о Голубой дивизии коллеги из России. Вне зависимости от оценок и их приятности для нас. Главное, что вы нас изучаете, пытаетесь понять — и значит, у нас налаживается диалог».

 

И, кстати, о ветеранах: прошедшие Голубую дивизию воины сделали впоследствии отличную карьеру в испанской армии. Что логично. Вы можете себе представить, чтобы в послевоенной Советской армии начали чморить Героя Советского Союза?

 

Могу. Потому что я бы, скорее, провел параллель со сталинскими, а потом и с хрущевскими сокращениями в армии-победительнице. Сотни тысяч покинувших войска не по своей воле — в том числе и герои войны. Их ведь куда больше, чем кавалеров Золотой Звезды.

 

А вот у испанцев отношение к ветеранам — как у нас к Героям. Героя Советского Союза не так просто не повысить в звании. Или не дать ему льготу, зажилить юбилейную побрякушку. Вот и ветераны Голубой дивизии, выпятив испано-немецкий иконостас, сделали хорошую карьеру в армии. А вслед за ними — их дети и внуки, воспитанные в той же идеологии.

 

Однако о зверствах испанских оккупантов на советской земле говорить не приходится?

 

Зверями они не были, это сто процентов. Одна из глав в книге называется «Добрые оккупанты», без всякого ерничества. И то, и другое — правда: да, оккупанты — и да, добрые. Я хотел показать, что оккупанты бывают разные. Что с нами воевали не только немцы, но и вся Европа, в том числе и так называемая нейтральная.

 

Ну и не надо забывать про некоторое количество произведений искусства, выкраденных испанцами — Новгородский музей, Пушкин, Павловск. Чего они не стеснялись совершенно. В той же газете Hoja de Campaña постоянно проводилась мысль: то, что человек спер, — это дело чести, доблести и геройства. Карикатура 1942 года: испанский солдат тащит на веревке корову, из огромного рюкзака торчат иконы, и со всем этим он пытается сесть на паровоз с надписью «в Испанию». Добрая шутка над собой. http://lenta.ru/articles/2015/03/28/division/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Спасибо, про финнов под Ленинградом я знала (т.к. посетили много их музеев, фильмов много смотрели). Поскольку мой дед защищал Ленинград с января 42 по январь 44 год и какое-то время воевал в той самой Второй ударной армии (и в то самое время, повезло: в плен не попал и вообще - выжил), всё, связанное с обороной Ленинграда интересует.

 

(как, впрочем, вся тема ВОВ: посетили массу музеев - все не перечислишь, особенно запомнились, навскидку - не в России: в фин. музеях часто показывают быт солдат  и предметы - вырезали это/играли в эти игры и т.п. во время осады Ленинграда, в Финляндии открыли для себя Маннергейма, посетив усадьбу, где он родился, его штаб и вагон, где он встречался с Гитлером, дом, где он жил в последние годы, в Финляндии же огромный музей бронетанковой техники под открытым небом, в Париже (в музее рядом с могилой Наполеона) есть витрина, посвященная нашим "ночным ведьмам", в Карлсхорсте (Берлин) - помимо зала, где был подписан акт о капитуляции, музей, где сравнивают быт и т.п. наших и нем. солдат, в Брестской крепости хороший музей и т.д.)

 

Форма, флаг, предметы обмундирования  испанцев из Голубой дивизии из толедского музея в Алькасар (на фото). Кстати, наша форма и флаг - рядом в витрине. Кое-что есть также в валенсийском военном музее.

post-49-0-05238000-1430728735.jpg

post-49-0-77224600-1430728747.jpg

post-49-0-74359400-1430728755.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

В военном музее в А Корунье тоже есть достойная экспозиция на эту тему.

Позвольте и своё прилепить. :blush2:

 

 Несколько отрывков из книги "Los años del miedo", автор Juan Eslava Galán. 

detail_1358531330.jpg

 

Франко информировали: Германия в состоянии войны с СССР. Это означает, что об Испании и Гибралтаре забудут. Слава Богу! Теперь можно вздохнуть спокойно.

 

 

Какую позицию займёт Испания в этой новой ситуации?

Франко созывает Совет Министров. Это было обсуждение, должны ли мы отправлять военный контингент для борьбы с коммунизмом. Мы должны вернуть визит, который нам нанесли в (гражданскую) войну, поддерживая красных оружием и техникой.

Генерал Варела настаивает на том, чтобы это было армейское формирование. 

- И как оно будет называться?- спрашивает министр Арресе.

 

- Голубая Дивизия.

- Какая Голубая дивизия к чертям собачьим! – вскакивает министр обороны Варела. – Какая ерунда! Это должна быть дивизия испанской регулярной армии!

 

- Не говорите глупостей, мой генерал, - прерывает его Серрано Суньер. – Вы соображаете, что вы говорите?

«Я сидел рядом с Франко, - вспоминает Суньер, - и он без передышки пинал меня под столом, чтобы я заткнулся».

- Вы тоже намереваетесь лезть в дела военных? – спрашивает Варела.

- Я лезу в дела Испании и здравого смысла, - отвечает Серрано. – Как можно называть это армией, это всего лишь одна испанская дивизия из всей армии... а вот если мы назовём это армией, то окажемся ввергнутыми в войне с Россией. А для меня главная цель этой дивизии, чтобы немцы увидели нашу искренность, и чтобы оценили наш скромный вклад, который мы можем внести в это действо. Но! Не как нация, а как некоторые испанцы, которые имеют право быть пронемецкими добровольцами! И никоим другим образом, ибо надо быть невежественным и безответственным, чтобы этого не понимать!

«На этих словах у меня уже не было обуви, когда я обозвал Варелу дураком, Франко истоптал мне все ботинки».

 

И Франко принял решение: в согласии с Серрано отправить одну дивизию и приравнять это к вступлению в войну.

 

 

.Антонио Лопес Герра, 28 лет, каменщик без работы думает, что записавшись с Голубую дивизию, по возвращении получит место консьержа в казино. Ему это место нужно, как воздух, там работы мало, а в конце месяца платят больше, чем рождественские бонусы. Рядом с Антонио идут другие добровольцы. Среди них идеолог Фаланги и писатель Дионисио Ридруэхо, будущий кинематографист Луис Гарсиа Берланга, сын мэра Мадрида Альберто Алькосер (истребитель, погибший одним из первых), романисты Томас Сальвадор и Альваро де Лаиглесиа, -  все вместе:  молодые энтузиасты с образованием и работой, и другие – без работы и дырой в кармане.

 

У каждого свои мотивы.

 

 

-Моя семья была рада моей записи в Голубую Дивизию, - рассказывает режиссёр Гарсия Берланга. – «Это так помогло бы твоему отцу! Сын в героической и неравной борьбе с коммунизмом!» Не знаю, насколько мой жертвенный героизм был полезен, но моего отца, приговорённому к смертной казни, не расстреляли. Какое-то короткое время я и чувствовал себя героем. Позже я узнал, что моя семья, как и другие, выкупали жизни своих близких по астрономическим ценам. Если заплатишь, заменяли расстрел на пожизненное заключение. Если нет – к стенке и в общую могилу. Моя семья продала почти всё, что имела, чтобы спасти жизнь сенатора-республиканца, депутата, коим был мой отец...

.......................................................................................................................................

Добровольцы отправляются на войну в Россию с Северного вокзала, прямиком с манифестаций,  воодушевлённые и  полные энтузиазма. Невесты, жёны и родня плачут, провожая своих героев.

-Береги себя, Пабло! Одевайся теплее! Не вмешивайся в беспорядки! Пиши! 

.....................................................................................................................................

Конечный пункт назначения – тренировочный лагерь Графенвёр, рядом с чешской границей, где добровольцев ждал месяц тяжелых тренировок. Муньос Грандес (командующий Дивизией) и некоторые офицеры несколько обеспокоены. Бедолаги боятся, что Россия сдастся, и война закончится раньше, а они не успеют вступить в войну.

..................................................................................................................................

 

По соглашению с немецким командованием испанцы усиливают свою подготовку, чтобы закончить её раньше условленного месяца, хотя обычная подготовка длится три месяца. Основы Устава испанцы учат без проблем. А вот то, что они никак не могут принять, так это строгая прусская дисциплина. У инструкторов возникают большие сомнения в эффективности таких недисциплинированных солдат, мужчин, которые обращаются к женщинам не будучи представленными, новобранцев, которые плюют на всё, что касается содержания в чистоте и порядке оружия  и своей формы, и которые не могут даже  должным образом отдавать честь при приветствии.

 

 

Ходила даже такая шутка: Муньос Грандес совершает осмотр тренировочного лагеря в сопровождении нескольких немецких генералов. Один из них делает испанцу замечание, что его соотечественники продолжают стоять «вольно», держа руки в карманах, вместо «равняйсь, смирно!» и приветствия по регламенту.

 

 

- Видите ли, они должны поддерживать свои яйца, которые много весят, - извиняется Муньос Грандес на полном серьёзе.

 

Мощь гениталий испанцы выражают и в коллективно сочинённом гимне кузнецов Империи:

 

Теперь, когда Франко выиграл войну,

Румба, ла румба, рум-ба,

Для начала возьмём Гибралтар.

Займём его за день или два!

Потом элегантно возьмём всю Францию.

Если нам не хватит земли,

Займём и Англию.

Если сядем на корабль,

Захватим Данию.

Возьмём, потому что так хотим,

Марокканскую империю.

Войдём в степь с криком

«Да здравствует Пепа! (Конституция)»

Когда будем в Москве, 

Выпьем вермута.

Когда войдём в Ленинград,

Поедим мороженого.

Россия – это вопрос одного дня

Для нашей пехоты.

Но мы закончим раньше,

Благодаря противотанкам.

Вернувшись снова в Испанию

Выпьем пива,

Сядем в трамвай, 

потому что уже едет моя зазноба,

закурим сигаретку

и наградит нас Каудильо (Франко).

 

Есть и другие проблемы. Дивизионеры не перестают жаловаться на немецкую кухню, варёное мясо, кислую капусту и картошку без чеснока, оливкового масла и соуса, что у многих стало причиной диареи и гастрита. Муньос Грандес договорился, чтобы им отправили из Испании горох, фасоль, чорисо, кровяную колбасу, вино и черный табак.

 

 

.............................................................................................................................................

В середине августа испанские добровольцы торжественно присягнули Гитлеру. На прощальном банкете были колбаски, кислая капуста (которую так и оставили на блюде) и пиво. На следующий день (20 августа 1941) их погрузили в ветхие вагоны и отправили на русский фронт. Среди блестящей амуниции есть и коробка, содержащая «Порцию железа»: несколько печенюшек, заряжающих энергией,  несколько кусочков шоколада, мясные консервы, которые дОлжно будет употребить только с разрешения высокого командования, в случае окружения противником и на грани голодной смерти. Разумеется, через несколько километров все съели свои наборы.

- Шоколад немного горьковат, - комментирует доброволец, ковыряя в зубах зубочисткой.

- И эти..сахарные...какие-то пресные, - добавляет другой.

- Какие сахарные?

- Эти маленькие, похожие на кубики.

- Ты что говоришь, товарищ! Ты сожрал таблетки от малярийной лихорадки!

- Ну и к лучшему. Здоровее буду.

 

При пересечении границы Польши начинаются подвиги южных вояк – энтузиастов. Граф Чано, министр иностранных дел Италии и зять Муссолини отмечает в своём дневнике: «Испанские добровольцы жалуются на холод и хотят женщин, так что бром, такой эффективный для немцев, на них «не оставляет даже вмятины». После многочисленных возмущений испанцев немецкий командир дал им разрешение сходить в бордель, и им раздали презервативы. Но потом пришел приказ о запрете любых отношений с полячками. Испанцы в знак протеста надули презервативы, как шарики, и привязали их к дулам своих винтовок.»

.....................................................................................................

Поезд высадил их в Сувалки, обшарпанной станции на польской границе. Встреча офицеров в ближайшем здании. Отряд разбрёлся по станции, курят, играют в карты, пишут письма, пьют и болтают. Офицер возвращается с лицом, не обещающим ничего хорошего.

- Мы уже прибыли, мой лейтенант? – спрашивает его один из солдат.

- Ещё нет, фронт в той стороне, в нескольких километрах.

- И когда поезд придёт?

- А нет поезда. Пойдём пешком.

- Пешком?

- Да, брат, пешком, ножками, на своих двоих (en el “coche de san Fernando”).

 

Новость распространяется. По всей видимости, нет ни поездов, ни грузовиков, ни прочих армейских транспротрных  средств, которые блистали в журнале «Сигнал» и в кинорепортажах с фронта. Испанские добровольцы  направляются в свой сектор фронта, расположенный под Смоленском. Для этого они прошли пешком Литву, Белоруссию и довольно протяженную часть России.

В общей сложности это составило несколько тысяч километров, 53 дня и ночи, учитывая, что шли они по 35 км. в день с амуницией весом 22 кг. за спиной. 

Уставшие до смерти, но довольные, добровольцы не теряют своего энтузиазма. Пока ещё. Идут с песней:

 

Должны мы пройти

Тысячу километров пешком

 

Чтобы потом показать, 

То, что пока висит.(за спиной)

 

В Гродно у испанцев возникли проблемы со строгой немецкой военной полицией. Испанцы предлагали местным евреям продукты и сигареты. Жалобы на этих солдат накапливались. «Ходят по улицам в расстёгнутых мундирах, курят в карауле, ездят в запрещенном направлении, устраивают попойки и гулянки, ходят под ручку с девушками, практикуют бартерный обмен и братаются с гражданским населением».

 

..................................................................................................................................................

В середине октября 1941г. испанцы добрались до области своей дислокации - вокруг Ленинграда, сектор – Новгород, вдоль реки Волхов и до места её впадения в озеро Ильмень. Они отвечают за 50 км. линии фронта вторичной важности. 

 

Вот и закончились радости. На смену им пришли несчастья и усталость. Атаки и контратаки при температуре, которая зимой не поднимается выше – 45С. Кровопролитные бои против огромного количества советских танков и пехоты, гораздо лучше вооруженной. Немцы удивлены ценными умениями и навыками испанцев, хотя всё ещё упрекают их в расхлябанности и разгильдяйстве. Упрёки растут с тенденцией испанцев использовать оружие, сапоги и шапки пленных и убитых. Это ведь теплее и более приспособлено к зимним условиям, чем то обмундирование, которым  их снабдили немцы. 

 

 

Начинается Голгофа для тех, кто пел:

Россия – это вопрос одного дня

Для нашей пехоты.

Но мы закончим раньше,

Благодаря противотанкам.

 

Теперь текст изменился:

 

Россия – это НЕ вопрос одного дня

Для нашей пехоты.

Но мы протянем ноги раньше,

Благодаря большим танкам.

 

Единственное утешение – это рождественские бонусы, которые получают добровольцы в своих ледяных укрытиях. Ютясь вокруг печурки, открывают они посылки, присланные из далёкой Испании: бутылки с коньяком (или «aguardiente de Jerez»), тёплая одежда и табак разных сортов. У многих на глазах выступают слёзы, некоторые плачут открыто. Все эти посылки собраны женской организацией Sección Femenina, из солидарности, собраны по разным предприятиям, организациям и простыми людьми.

..........................................................................................................................

За два года ушли добровольцами в Россию, по разным данным, около 47.000 человек. Из них погибли 4.954 человека, 8.700 ранены, 2.137 вернулись калеками, 1.600 обмороженными, 372 попали в плен и 7.800 заболели. «Число потерь превысило 50%, что означает – каждый из двух добровольцев заплатил своей жизнью, здоровьем или свободой за вступление в Голубую Дивизию.» Остальные пленные вернулись в 1954 на корабле «Семирамида».

................................................................................................................................

-Знаешь последний анекдот? Собрались Франко, Гитлер и Муссолини, и фюрер говорит:

- В Германии мы поставили оперу «Зигфрид» Вагнера с участием аж 2.000 актёров...

- Это ерунда, - говорит Муссолини, которому англичане хорошо наваляли в Африке. – Мы, итальянцы, исполнили «Исход из Египта» с участием 50.000 актёров.

- Это фигня, - говорит Франко. – В Испании мы ставим каждый день «Отверженные» с 23.000.000 актёрами.

 

 

 

Вот так закончилась эта страница истории. 

 

С уважением ко всем читавшим,

Gaita

 

Перевод с испанского отрывка из книги "Los años del miedo", автор Juan Eslava Galán.

http://cuadraturacruga.blogspot.com.es/ 

 

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эспасиба! :blush2: Но глава закончилась, а дальше всё про них самих. Есть ещё того же автора "История Испании для скептиков", может там чего откопать можно... :scratch_one-s_head:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

История Голубой дивизии из испанской прессы http://www.diariodemallorca.es/ocio/2013/02/16/tributo-sangre-balear-krasny-bor/827218.html

 

Tributo de sangre balear en Krasny Bor El 10 de febrero de 1943, unos 5.500 soldados españoles en la División Azul recibieron la embestida de 45.000 soldados enemigos. Pese a las 2.500 bajas, entre ellas 14 de Balears, los divisionarios evitaron el derrumbe de las líneas germanas

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

История Голубой дивизии из испанской прессы http://www.diariodemallorca.es/ocio/2013/02/16/tributo-sangre-balear-krasny-bor/827218.html

 

Tributo de sangre balear en Krasny Bor El 10 de febrero de 1943, unos 5.500 soldados españoles en la División Azul recibieron la embestida de 45.000 soldados enemigos

 

Не отменяя того, что дрались на самом деле хорошо и останавливали наступление, выполняя все поставленные задачи сверх меры, арифметика получается странная. В испанской прессе, да и как в любом ином месте, где испанское описание красноборской операции, оперируя одними и теми же цифрами (вообще, они обычно насчитывают все же немного поменее бойцов РККА, суммируя весь л/с четырех дивизий с частями усиления) никогда не понимают элементарного для любого военного человека, что целая общевойсковая советская армия ну никак не могла наступать полным составом на одной полосе обороны испанской дивизии, введя в бой все части одночасно без эшелонирования, создания резервов, группировок наращивания и развития успеха, и прочих соединений из и вовсе не участвующих в наступлении и прорыве оборонительных рубежей на первых порах, когда удар действительно пришелся почти на одних испанцев, а вводимых в последующие дни сражения.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Гость
Ответить в тему...

×   Вы вставили отформатированное содержимое.   Удалить форматирование

  Only 75 emoji are allowed.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Загрузка...

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу

×
×
  • Создать...