Перейти к содержанию
  1. KDGest Val

    KDGest Val

  2. Alumno

    Alumno

  3. Norma

    Norma

  • Последние посетители   0 пользователей онлайн

    Ни одного зарегистрированного пользователя не просматривает данную страницу

  • Похожий контент

    • От tkha
      Жузеп Боррель (род. Ла Побле де Сегур, 73 года) - политик, член ИСРП, Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности, вице-президент Европейской Комиссии. В 2004-2007 был председателем Европарламента. Политик мирового уровня с огромным опытом. Издание El País опубликовало интервью с нем, отрывки из которого вы вам представляем.
       
      Вопрос: Вы часто говорите о мире в многополярном беспорядке. Но иногда создается впечатление, что это биполярное расстройство - США против Китая, а ЕС - это каменный истукан в углу.
      Ответ: Действительно, этот многополярный беспорядок накладывается на биполярное противостояние между США и Китаем, которое имеет смысл из того, что мы уже знали. Коронавирус сделал эту конфронтацию более откровенной, с взаимными обвинениями в том, кто виноват или где возник вирус. И понятно, что каждый из них делает всё, чтобы Европа позиционировала себя с теми или с другими. Я считаю, что позиция Европы должна заключаться в том, чтобы не участвовать в этом противостоянии.
       
      В: Не рискованно ли оставаться нейтральным? Иногда в противостояниях тот, кто не принимает чью-то сторону, оказывается жертвой обеих сторон.
      О: Я не сказал "нейтральным". Но понятно, что есть готовность привести ЕС в соответствие с тезисами тех или иных. И я считаю, что наши отношения с Китаем подчиняются другим обстоятельствам и параметрам. Мы не в конфронтации с Китаем. Торговля ЕС с Китаем составляет 1 миллиард евро в день. Мы должны одновременно отстаивать наши интересы и ценности на основе стратегической автономии, которая сейчас имеет возможность самореализоваться. Я надеюсь, что Европа поймет, что стратегическая автономия предполагает наличие собственных ресурсов. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эммануэль Макрон заявили об этом в совместном заявлении на прошлой неделе:"Стратегическая автономия Европы должна быть усилена". Теперь пришло время, чтобы придать смысл этому выражению.
       
      В: Похоже, что коронавирус визуализирует или еще больше ускоряет новое распределение мировой власти.
      О: Это кризис с геополитическими последствиями, поскольку он демонстрирует потенциал различных могущественных держав и их готовность презентовать себя в качестве могущественных держав. Ведется битва за то, чтобы решить, какая политическая система наиболее способна справиться с такой ситуацией... и в этом сценарии устойчивые западные демократии, такие как европейские, сталкиваются с новыми рисками.
       
      В: Например?
      О: Ну, например,  Мир станет более цифровым, никто в этом не сомневается. Но кто будет контролировать новые информационные системы и системы слежения, которые позволяют знать практически все перемещения человека? Кто будет контролировать массовую диджитализацию жизни?
       
      В: Apple и Google?
      О: Или, возможно, авторитарные государства. Это поднимает новые вопросы об организации социальной жизни. И в международном масштабе, в масштабе баланса сил - тоже. Сейчас мы внезапно оказались в критической ситуации, потому что у нас не было такой скромной и простой в производстве вещи, как тканевая маска для лица. Представьте себе, что произошло бы, если бы эта критическая ситуация произошла из-за чего-то гораздо более сложного в строительстве или ремонте, такого как система связи или система безопасности инфраструктуры жизнеобеспечения.
       
      В: Экономический кризис, миграционный кризис, кризис в области безопасности, кризис в области здравоохранения - все кризисы XXI века кажутся слишком большими для ЕС. Это проблема структуры или отсутствия политической воли?
      О: За короткое время ЕС столкнулся с двумя очень крупными кризисами - кризисом евро и пандемией, которая как будто вызвала кому в экономике. Два кризиса такого масштаба за 10 лет - это много для молодого и незаконченного валютного союза. Но этот кризис вызвал реакцию, частью которой является франко-германское предложение, которая сломала пару табу - первый о том, что не будет взаимных долгов. А второй - то, что помощь государству всегда должна быть через кредиты. Мы совершаем качественный скачок в организации европейской солидарности. И это больше, чем просто цифры. Есть проблема,и мы должны попытаться справиться с ней все вместе.
       
      В: Считаете ли вы, что этот скачок будет сделан, или вы боитесь, что негативная реакция таких партнеров, как Нидерланды или Швеция, не даст этому совершиться?
      О: Логично, что качественный скачок такой важности вызывает споры. Но я уверен, что это обстоятельство позволит продвинуться вперед в построении более сплоченного и солидарного политического образования, солидарного не в смысле помощи, а в смысле взаимных, общих интересов. У нас очень интегрированная экономика, и из этого кризиса мы, европейцы, выйдем все вместе или не выйдет никто.
       
      В: Уже существует опрос, указывающий на то, что даже в Германии предложение Меркель и Макрона о выделении полмиллиарда евро получит поддержку большинства.
      О: Вероятно, причина в том, что в этом конкретном случае нельзя приводить в качестве аргумента ни соображения морального риска, ни басню о стрекозе и муравье. Проблема сейчас в том, что предполагаемая стрекоза больна.
       
      В: В эту среду Еврокомиссия планирует утвердить план восстановления. И такие страны, как Испания или Италия, а также Европейский парламент, боятся, что он потерпит неудачу.
      О: Я не могу предвидеть продолжающиеся обсуждения в Еврокомиссии. В целом, огромные потребности, которые возникли, конечно, также создадут финансовые ограничения. Но это не план реконструкции. Мы не восстанавливается, мы возобновляем. Физический капитал не был уничтожен, как это происходит в войнах. У нас тот же физический капитал, но мы должны "перезапустить" его, и в то же время мы должны предотвратить гибель компаний из-за отсутствия активности, а людей - из-за отсутствия дохода.
       
      В: Обсуждается также вопрос о том, как увеличить доходы Союза.
      О: Здесь открывается много интересных вопросов о собственных ресурсах [ЕС], о которых много говорилось и мало было сделано. Мы возвращаемся к дискуссии о том, нужны ли нам решения европейского масштаба, такие как цифровой налог, "налог на углерод", налоги на финансовые операции - или мы ждем международных решений. Безусловно, существует целый новый фискальный порядок, который нужно построить вокруг двух великих явлений, играющих большую роль в будущем мире и которые будут отмечать разделение власти в международном масштабе: digital и климат. Но именно digital и климат определят то, каким будет будущий мир.  И в этом мире фискальная политика будет играть огромную роль в построении этого нового порядка.
       
      В: Процветание ЕС в значительной степени основано на торговле. Как Союз приспосабливается к миру, в котором, по крайней мере, в краткосрочной перспективе будет меньше активности?
      О: Если мировая торговля вступит в фазу разрушительной рецессии, ЕС будет одним из тех, кто пострадает больше всего. Потому, что мы большие сторонники мировой торговли и открытия границ. Теперь мы должны защитить себя, что не означает, что мы должны быть протекционистами. Но до сих пор мы думали, что торговля решает любые вопросы в любое время и в любом месте. Мало что имело значение, где все производилось, если это было как можно дешевле, потому что глобализированная экономика обеспечивала любые товары в любом месте. Когда наступил кризис, мы увидели, что это не так. И теперь нам придется сократить производственные цепочки, перенести их в нашу ближайшую среду, переориентировать инвестиции на соседние страны (что является возможностью для Африки). Необходимо будет использовать сравнительные преимущества, но создать сети безопасности. Почему у нас есть стратегические запасы нефти? Потому что был кризис, когда поставки были прерваны. Ну, теперь был еще один кризис, который заставит нас сделать стратегические резервы других вещей, которые также могут быть критичными.
       
      В: Вы принадлежите к поколению, которое в значительной степени построило сегодняшнюю Европу. Что вы чувствуете, когда видите, как появляются границы, Brexit или сомнения некоторых партнеров по проекту?
      О: Все трудности, которые мы переживаем, и те, которые нам еще предстоит пережить, не должны омрачать гигантское историческое достижение, которое представляет собой Евросоюз. Мне было очень грустно видеть, как в Италии сжигаются европейские флаги, и я обеспокоен тем, что возрождаются антиевропейские настроения, вызванные националистическими и популистскими партиями, которые не понимают исторического измерения того, что означает Союз. Несмотря на все свои ограничения и недостатки, Союз обладает огромной ценностью построения интегрированной экономики - мирного разрешения конфликтов - на континенте, который всегда разрешал их с помощью гигантских человеческих жертв. Прошло 150 лет со времен франко-прусской войны 1870 года. Если разделить этот период на два этапа по 75 лет каждый, то первый, вплоть до 1945 года, представляет собой непрерывную череду войн, разрушений и страданий, столь невыразимых, что мы считаем невозможным, чтобы подобное могло повториться. И это было вчера. А остальные 70, от заявления Шумана до сих пор, - это мир, процветание. Мы - лучшее сочетание политической свободы, экономического процветания и социальной сплоченности в мире. И мы в значительной степени обязаны этим тем, что мы заменили военную конфронтацию переговорами, пактом и сотрудничеством. И это то, что мы не можем потерять. И поэтому новые поколения должны знать, из чего мы выросли, откуда пришли.
       

    • От tkha
      Представьте: лето, вы в машине с чемоданами в багажнике катите по проселочной дороге в приморский поселок, чтобы провести летний отпуск вместе с семьей в своей стране... Нет, это не 60-е годы прошлого века, это 2020 год. Коронавирус вызвал к жизни ностальгическое "Возрождение", на которое уже делают ставку страны, наиболее пострадавшие от пандемии. Идея отпускных чеков, запущенная Италией, всколыхнула древнюю память - по необходимости, конечно.
      Идея создания более высокого внутреннего потребления в преддверии лета витает в европейских государствах. Италия была первой страной, решившей предоставлять чеки для проведения отпуска гражданам с низкими доходами - для стимулирования внутреннего туризма. Несколько дней назад эта инициатива была одобрена под названием bono vacanze.
      Правительство Джузеппе Конти выделит до 500 евро на семью, и эти деньги можно будет потратить только в итальянских отелях и хостелах. Этим предложением смогут воспользоваться домохозяйства с доходом, не превышающим 40.000 евро в год; 300 евро для бездетных пар и 150 евро для одиноких жителей Италии.
      Вчера Франция присоединилась к инициативе Италии, объявив об отпускных чеках для двух групп: в качестве субсидии для французов с низкими доходами и в качестве награды - для тех, кто боролся с вирусом на переднем крае: санитаров, уборщиков, работников транспорта, дистрибьюции и пищевой промышленности.
      Более подробная информация будет опубликована позже, кроме того, предусмотрено совместное финансирование между государством и французскими регионами.
      А что же Испании - страна, находящаяся в тройке наиболее пострадавших в Европе от пандемии? Пока что - неопределенность. С одной стороны - 14-дневный карантин для въезжающих в страну, с другой - центральное правительство пока не одобрило никаких прямых или косвенных стимулов для проведения отпуска в стране.
      Но регионы не сдаются. Андалусия вот уже несколько недель предлагает идти по пути Италии. Для этого Хунта хочет запустить отпускной чек для андалузцев, которые будут отдыхать в автономии. И эту инициативу власти региона предлагают распространить на всю страну. Вице-президент Хунты Андалусии и региональный министр туризма Хуан Марин передал предложение автономии в Мадрид в апреле. Андалусия предупредила, что будет продвигать отпускные чеки для своих жителей, даже если Мадрид не сделает это на национальном уровне.
      Возвращаясь к Европе, будет нелишним вспомнить об уникальном опыте Польши, одной из стран, наименее пострадавшей от пандемии - она закрыла границы и установила ограничения на передвижения людей с первыми зарегистрированными случаями заражений в ЕС. Польша уже выпустила отпускные чеки для семей на сумму 235 евро, которые можно потратить на поездки внутри страны.
    • От tkha
      Европейская комиссия одобрила временную реформу правил конкуренции, которая позволит правительствам государств-членов ЕС входить в капитал компаний, чтобы помочь им преодолеть кризис, вызванный коронавирусом, но с очень строгими условиями: государство должно выйти из капитала до истечения шести лет в случае, если её акции торгуются на бирже, и до истечения семи лет - если не торгуются.
       
      Компании, для которых разрешено это исключение из правил конкуренции, должны выполнять следующие критерии: быть жизнеспособными до начала кризиса и столкнуться с исключительной ситуацией, которая может поставить под угрозу соответствующий сектор экономики или привести к значительной потере рабочих мест. 
       
      В течение периода, в котором государство владеет частью капитала, не допускается ни распределение дивидендов, ни бонусов, ни реклама с использованием вакта присутствия государства среди акционеров компании. 
       
      Если по истечении шестилетнего срока государство не вышло из капитала компании, Еврокомиссия вводит план обязательной реструктуризации в качестве "крайней меры". 
    • От tkha
      Мадрид, Барселона и шесть европейских столиц объединились, чтобы потребовать принять меры по недопущению негативных последствий от туристической аренды. Они хотят, чтобы Европейская Комиссия заставила платформу Airbnb делиться данными о своих клиентах. Эта мера может разрушить бизнес подобных платформ, поскольку платформы взимают комиссию и могут потерять доход, если туристы напрямую свяжутся с арендодателями.
       
      Аренда жилья через Airbnb произвела революцию в этом секторе, и власти Мадрида, Барселоны, Брюсселя, Парижа, Кракова, Вены, Рейкьявика и Амстердама хотят поставить барьеры, поэтому обращаются в Европейскую Комиссию с просьбой вынудить такие платформы раскрывать данные о владельцах, которые сдают жилье в аренду, и делиться своими базами данных. Представители мэрий восьми городов отправили послание в Брюссель. В нем они выражают свое желание сохранить баланс между потоком туристов и жителями пострадавших районов. Данное послание было принято во время проведения конференции по туристической аренде в Европе, проходящей в эти дни в Амстердаме. Берлин и Лондон отсутствовали, но получили предложение присоединиться к этой инициативе.
       
      В то же время, пплатформа Airbnb на данную конференцию приглашена не была. Она выступила с заявлением, в котором говорит о том, что "работает более чем с 300 мэриями городов для уточнения правил туристической аренды". При этом Airbnb подчеркивает, что сотрудничает с местными властями в то время, как "другие" платформы ( HomeAway, Tripadvisor, Expedia или Booking.com) "не делают ничего".
    • От tkha
      Мировая экономика плавно растет, со значительной экспансией в США, Европе и Азии, международная торговля, похоже, восстанавивается и инвестиции начинают приближаться к докризисным уровням. Уровень безработицы находится на минимуме за последние 10 лет в таких странах, как Германия, Великобритания или Швейцария, , в то время как компании уже говорят о нехватке работников и проблемах в исполнении всех заказов.
       
      Несмотря на этот контекст экономической мощи, заработная плата растет значительно меньше, чем 10 или 12 лет назад, что привлекает внимание экспертов и специализированных СМИ. Работники стали дефицитным товаром, но их цена (заработная плата) сильно не изменилась. Знаменитая "кривая Phillips" (соотношение между безработицей и увеличением зарплаты) по-прежнему не работает.
       
      Майкл Сондерс, член Комитета по денежно-кредитной поитике Банка Великобритании, на прошлой неделе подчеркнул в своем выступлении, что "выросший уровень нехватки работников в значительном диапазоне отраслей промышленности предполагает, что на рынке труда Соединенного Королевства уже не существует напряженности". Однако, зарплаты растут меньше, чем инфляция, и британские потребители теряют покупательную способность.
       
      Более низкий естественный уровень безработицы
       
      Сондерс считает, что "последние данные показывают, что естественный уровень или баланс безработицы является более низким, чем раньше... опросы показывают, что компании планируют продолжать нанимать персонал, и показатель вакантных мест продолжает оставаться на исторических максимумах".
       
      Естественный уровень безработицы представляет собой такой уровень, который не может быть уменьшен без создания инфляционного давления. В последние годы этот показатель, возможно, был снижен за счет реформ, которые сделали более гибкими рынки труда в ряде стран. С другой стороны, кризис также изменил поведение работников и работодателей во время переговоров о заработной плате, что также может объяснить, почему экономика сейчас показывает уровень безработицы более низкий без инфляционных явлений.
       
      На другом полюсе - повышение доверия к центральным банкам на Западе может поставить под угрозу инфляционные ожидания экономических агентов, что, несомненно, повлияет на переговоры о номинальной зарплате.
       
      Производительность и цены
       
      Экономист Льярия Маселли и Фрэнк Стимерс (The Conference Board) несколько недель назад указали, что заработная плата в Европе растет в соответствии с инфляцией и производительностью, которые в настоящее время намного ниже, чем в прошлом. Таким образом, зарплатные доходы не теряют своего веса в производстве в последние годы.
       

       
      "Одним из примеров являются Нидерланды: в период с 2004 по 2006 в стране наблюдался рост заработной платы в среднем на 2,4%, а в период с 2014 по 2016 зарплата выросла только на 1,1%, хотя в оба периода уровень безработицы в стране был почти одинаковым... однако, между 2014 и 2016 инфляция составила 0,2%, в то время как в 2004-2006 она составила 1,5%,  а производительность в 2014-2016 выросла на 1%, в то время как в 2004-2006 - в два раза больше. За пределами Нидерландов, этот пример можно применить ко многим странам Еврозоны", подчеркивают экономисты.
       
      Низкий уровень роста производительности в Европе является препятствием на пути повышения заработной платы, "в конце концов, производство в пересчете на одного работника не увеличилось".
       
      Еще одна причина, которпая может быть связана с заработной платой - это волна выхода на пенсию поколений, которые получали максимум зарплаты на конечном отрезке их карьеры. Старение населения может играть против роста заработной платы по мере того, как те, кто родился во времена "бэби-бума", будут уходить на пенсию в некоторых странах.
       
      Эти новые пенсионеры перестают считаться занятыми, а их зарплаты перестают учитываться при расчете средней зарплаты, в то вреям как молодежь и другие слои населения, которые были выброшены с работы во время рецессии, выходят на рынок труда с низкой заработной платой. "Эти два фактора растягивают рост заработной платы", считают в ФРС США.
×
×
  • Создать...